Ошибки резидентов: почему Spar лихорадит в России

Источник: forbes.ru

Накануне нового, 2020 года в магазины розничной сети Spar в Санкт-Петербурге было страшно войти: горы овощей и фруктов на полу, бутылки с алкоголем, раскиданные по всему залу детские игрушки. Один из крупнейших российских партнеров голландского ретейлера Spar Мушвиг Абдуллаев решил устроить в своих магазинах тотальную распродажу со скидкой до 80%, и покупатели ожидаемо «разнесли» эти магазины в считаные часы. Это был прощальный подарок: 9 января Абдуллаев официально объявил о закрытии супермаркетов. Под вывеской Spar у него работало более 180 магазинов в Северо-Западном федеральном округе и Москве, в 2018 году компания «Интерторг» (владелец лицензии Spar) получила более 70 млрд рублей выручки, прибыль при этом падала, долги росли. Увлекшись развитием бизнеса, Абдуллаев активно привлекал кредиты, к началу 2020-го долг перед банками и поставщиками достиг 15 млрд рублей. Справиться с выплатами он не смог, попытки Spar International помочь одному из главных партнеров в России не принесли результата.

Spar первым из международных ретейлеров вышел на российский рынок, но, похоже, так и не научился работать на нем стабильно.

Кооперативное движение

«Около часа дороги по вечно перегруженной шестиполосной магистрали мимо бесконечных типовых московских многоэтажек, и вы окажетесь перед ослепительно новым флагманским супермаркетом Spar на Варшавском шоссе», — восторженно описывал британский отраслевой еженедельник The Grocer открытие первого супермаркета голландской сети в России в августе 2001 года. «Мы опередили немецкий Metro Cash & Carry на два месяца. На открытии были люди из правительства Москвы и много западной прессы», — вспоминает Дмитрий Маслов. Именно он привел бренд Spar в Россию.

В 1990-е у Маслова с партнерами была дистрибьюторская компания «Русмед», торгующая продукцией Unilever и P&G. Но, посмотрев на стремительное развитие российских торговых сетей «Перекресток» и «Копейка», Маслов решил попробовать себя в рознице. Директор российского филиала Unilever посоветовал ему бренд Spar, который работал по нетипичной для международных ретейлеров схеме. «Компания основана в 1932 году в Нидерландах как кооператив независимых ретейлеров. Средние и крупные предприятия могут приобрести лицензию на регион или страну, которая дает право использовать бренд, открывать под ним магазины и зарабатывать», — описывает принцип работы Spar International Сергей Локтев, генеральный директор Spar в России.

На получение лицензии может претендовать любая региональная розничная или оптовая компания, торгующая продуктами питания и сопутствующими товарами. «Работа по лицензии со Spar означает право на использование бренда, головная компания может только что-то рекомендовать своему партнеру и дает возможность познакомиться с международными практиками магазиностроения. Это целая наука, а как применить эти знания в своем регионе, решает каждый партнер, — объясняет Сергей Иноземцев из компании «СВА-Трейдинг», ранее владевшей лицензией Spar в Подмосковье. — Это сильно отличается от франшизы, которая дает возможность пользоваться технологиями и строго их соблюдать, как у «Макдоналдс», например».

Сейчас для получения лицензии в России у компании должен быть оборот минимум 3 млрд рублей в год (основную деятельность компания должна вести на территориях, на которые выдана лицензия).

Новые динозавры: как сервисы доставки еды перевернут розничную торговлю

История бизнеса Маслова началась со знакомства с держателем лицензии Spar в Великобритании, а тот устроил русскому бизнесмену встречу с руководством сети в главном офисе в Амстердаме. Осенью 1999 года делегация приехала из Нидерландов в Москву с ответным визитом. Убедившись в надежности будущего партнера, обещавшего построить с нуля сеть Spar в России, они согласились выдать ему лицензию. И летом 2001-го в Москве на Варшавском шоссе, 146, Маслов открыл свой первый Spar. «Решили лучше открыть один просторный магазин площадью 1700 кв. м, чем несколько маленьких. Вложили $3 млн — большие деньги по тем временам», — говорит предприниматель. Его партнером был инвестиционный фонд The U.S. Russia Investment Fund (с управляющей компанией Delta Capital Management). Американцы получили контрольный пакет в созданной ими с Масловым компании «Спар Москоу Холдингс» и ее дочернем ЗАО «Спар Ритэйл». «У нас не было стратегического инвестора, одержимого исключительно розничной торговлей, поэтому мы развивались как классический инвестиционный проект — медленно и верно. Фонд лишь тщательно следил за нашими показателями», — рассказывает Маслов, работавший в «Спар Ритэйле» с момента основания до 2010 года.

Партнерство с американцами позволило ему уже через год запустить еще один супермаркет, на этот раз в центре Москвы, на Таганке. Ускорить развитие Spar Маслов решил и через франшизу (лицензия это позволяла), первым ее приобрел московский холдинг «Марта» Георгия Трефилова. В 2004 году, когда франчайзинговая сеть достигла 15 супермаркетов, Трефилов предложил Delta Capital Management выкупить у них за $24 млн розничный бизнес в России вместе с лицензией Spar, но американцы от сделки отказались. «Мы хотели закрепить свои права за маркой Spar, единолично распоряжаться ею в Московском регионе, а в дальнейшем — и во всей стране», — рассказывал Трефилов о своих планах в интервью Forbes осенью 2004-го. «У нас возникло недопонимание, ведь с самого начала мы обсуждали другую схему сотрудничества», — комментирует Дмитрий Маслов.

Получив отказ от американцев, Трефилов начал работать с другой европейской сетью — Rewe Group (сети Billa, Rewe, miniMAL, Penny). Так в России появилась Billa, бренд второй по величине (после Metro) торговой компании Германии. В «Спар Ритэйле» тогда заявили: «Объемы закупок мы восстановим за полгода. Никаких санкций из-за расторжения договора к «Марте» мы применять не собираемся». «Марта» обанкротилась в 2009 году, в 2010-м Трефилов был объявлен в международный розыск по обвинению в мошенничестве, предприниматель перебрался в Великобританию, где живет и сейчас.

Магазины без будущего: куда и почему уходят гипермаркеты

Новыми партнерами «Спар Ритэйла» стали компании в Туле, подмосковном Жуковском и Электростали. В Поволжском регионе лицензию Spar (такую же, как у Маслова с партнерами) приобрел молодой предприниматель Альберт Гусев. Его бизнес начинался с торговли сладостями на городском рынке в Нижнем Новгороде, в 1992 году Гусев организовал с товарищами оптовую компанию «Сладкая жизнь». Сегодня это крупнейший продуктовый дистрибьютор в Волго-Вятском регионе с выручкой почти 100 млрд рублей, входящий в рейтинг 200 крупнейших частных компаний России по версии Forbes.

В начале 2000-х талантливого бизнесмена заметил топ-менеджер Delta Capital Пол Прайс и предложил Гусеву развивать голландскую сеть супермаркетов в Поволжье. За пару лет компания Гусева «Спар Миддл Волга» вместе с Delta Capital (американцы владели в ней 75%) открыла семь супермаркетов Spar. Новость, которую голландцы получили в 2003 году накануне Рождества, стала для них потрясением: нижегородская компания сообщила штаб-квартире Spar в Амстердаме о продаже всех своих супермаркетов торговому дому «Перекресток». «Голландцы были в шоке, хотя повлиять на решение партнера они, конечно, не могли», — говорит один из бывших сотрудников «Спар Ритэйла». Стоимость сделки оценивалась в $14–16 млн.

В 2005 году Альберт Гусев вернулся к голландцам уже без американских партнеров. «После продажи в его распоряжении оказался капитал, достаточный для самостоятельного развития без участия консервативных партнеров из американского инвестиционного фонда», — объясняет знакомый предпринимателя. «У «Спар Миддл Волга» было сильное желание сотрудничать с всемирно признанным брендом и четкое соответствие нашим принципам и ценностям, — говорит представитель голландского офиса Spar. — Предпринимательский дух и деловые амбиции сделали бизнес идеально подходящим для Spar International». Сам предприниматель отказался от комментариев для Forbes.

В итоге нижегородский предприниматель стал самым успешным партнером Spar в России. За 15 лет он построил сеть почти из 200 магазинов в Нижегородской, Пензенской, Саратовской областях, в Чувашии, Марий Эл, Мордовии и Татарстане. В 2012-м во многом благодаря «Спар Миддл Волга» Россия впервые вошла в десятку крупнейших стран-партнеров Spar International с суммарным оборотом €1,13 млрд (под вывеской сети тогда работало в России 300 магазинов). «Со времени открытия первого супермаркета и по сей день история роста Spar была историей энтузиазма и стремления отдельных людей создать отличные магазины», — подчеркивается в одном из глобальных отчетов Spar.

В истории голландской сети в России отметились и российские миллиардеры, правда, не так успешно, как Гусев. В июле 2006 года Delta Capital продала свой пакет «Спар Москоу Холдингс» фонду «Ренова Капитал» Виктора Вексельберга. В 2009 году 61% акций компании приобрел Александр Мамут через структуру ANN, 36% осталось у фонда Russian Retail Growth Мамута и Вексельберга, 3% — у Дмитрия Маслова.

Весной 2015-го X5 Retail Group полностью выкупила «Спар Ритэйл» и на 26 магазинах компании заменила вывеску Spar на «Перекресток». Годом ранее под «Азбуку вкуса» «ушли» восемь подмосковных магазинов Spar компании «СВА-Трейдинг» и «СВА-Регион» Сергея Иноземцева. А самые существенные потери голландцы понесли на Северо-Западе.

«Интерторг» без торга

В конце декабря 2019 года Мушвиг Абдуллаев был в отчаянии. На протяжении нескольких месяцев владелец 500 магазинов под брендами «Народная 7Я», «Идея» и Spar безуспешно пытался договориться с банками о реструктуризации долга. «Все банки отказывались его перекредитовывать, якобы по команде основного кредитора — Сбербанка», — рассказывает знакомый Абдуллаева. 31 декабря бизнесмен начал процедуру ликвидации основной компании — торгового дома «Интерторг». В тот же день в Петербурге прошел шумный митинг его сотрудников, которым компания задолжала зарплату, а самого Абдуллаева задержали в Пулково при посадке на рейс в Дубай. Силовики настоятельно рекомендовали предпринимателю расплатиться с сотрудниками. В интервью «Фонтанке» 9 января 2020 года Мушвиг Абдуллаев пообещал обязательно это сделать и заявил, что «Спар СПб» будет ликвидирован: «Столько грязи за последний месяц — моя психика не выдержала». От интервью для этой статьи он отказался.

Двадцатого января Сбербанк подал семь исков к компаниям Абдуллаева на сумму более 8 млрд рублей, Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области наложил арест на имущество «Интерторга». «Исковые заявления Сбербанком были поданы в арбитражный суд с целью защиты своих интересов в судебном порядке. Ранее от клиента не поступали обращения о рефинансировании задолженности. Со стороны банка не было публикаций о намерении банкротить компанию», — заявила пресс-служба банка. Еще около 7 млрд рублей компания задолжала поставщикам.

Сумерки гипермаркетов: почему Metro Сash & Carry сдает позиции в России и меняет форматы

Девять лет назад о таком партнере, как «Интерторг», Spar International мог только мечтать: на момент покупки лицензии у Абдуллаева было 160 магазинов в Петербурге, Москве, Ленинградской, Новгородской, Вологодской, Мурманской областях и в Карелии. В 2011 году «Интерторг» получил эксклюзивное право на развитие Spar в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Сеть под голландским брендом росла стремительно: за первый год Абдуллаев открыл 10 магазинов, через год — вдвое больше. 2015 год Spar завершил уже с 77 магазинами на Северо-Западе, выручка за год выросла на 28%, через год сеть увеличилась еще на 43 магазина. Развитие нового партнера помогло российскому подразделению Spar компенсировать потери в Московском регионе. В 2018 году общая выручка голландской сети в России увеличилась на 27,8% и превысила €2 млрд. Под брендом Spar работало 534 магазина, поволжский «Спар Миддл Волга» и «Интерторг» Абдуллаева владели по 180 из них. «Абдуллаев был абсолютным лидером среди нас по темпам развития новых магазинов. Работал по принципу «пятилетка за год», — отмечает в беседе с Forbes партнер Spar в Челябинске Дмитрий Бухарин (у компании работает в регионе 64 супермаркета Spar).

Spar International и Сергей Локтев официально банкротство сети не комментируют, но отмечают: «Бренд Spar и других российских партнеров это не затронуло». «Проблемы «Интерторга» стали заметны весной 2019 года», — рассказывает Forbes один из партнеров Spar в России. Согласно внутренней отчетности, которую российский Spar подает в штаб-квартиру в Амстердам ежеквартально, «Интерторг» начал терять доходность и закрывать магазины год назад. «Собственник объяснял это «временными финансовыми трудностями» и усилением конкуренции в домашнем регионе», — уточняет источник Forbes, знакомый с ситуацией. По его словам, голландские коллеги пытались разобраться и помочь Абдуллаеву, даже приезжали в Россию и исправляли ошибки в конкретных магазинах: работали с позиционированием товаров и брендов, где-то пересматривали локации.

Самая сложная ситуация была в гипермаркетах. Абдуллаев сделал ставку на крупный формат магазинов, и в этом была его главная ошибка: гипермаркеты все менее и менее востребованы у покупателей. «Гипермаркеты во всем мире чувствуют себя плохо. Carrefour, Casino, Walmart сокращают торговые площади. В их традиционном формате нет будущего», — уверен директор по стратегии X5 Retail Group Владимир Салахутдинов. Вложения в запуск одного гипермаркета Spar составляют в среднем 500 млн рублей. «Абдуллаев за короткий срок купил шесть таких гипермаркетов. Это огромные деньги, такой прибыли у них точно не было», — говорит Дмитрий Бухарин. По итогам 2018 года чистая прибыль ТД «Интерторг» составила 721,5 млн рублей, на 315 млн рублей меньше, чем годом ранее. В 2016 году прибыль компании превышала 1,7 млрд рублей.

«Надо было быстрее делать ребрендинг и переводить магазины других брендов «Интерторга» под бренд Spar, а не вливать миллиарды в гипермаркеты», — считает Михаил Бурмистров, глава «Infoline-Аналитика». По его мнению, голландская марка остается привлекательной для России. Правда, проблемы отдельных партнеров сказываются на всем российском бизнесе ретейлера.

По словам Сергея Иноземцева, «Интерторг» всегда успешно развивал дискаунтеры и был в этом профессионалом. «Spar — совершенно другой формат, это современные вкусные супермаркеты западного образца. Перейти от дискаунтера к полноценному супермаркету «Интерторгу» не удалось».

За пару месяцев до краха своего бизнеса Абдуллаев решил внедрить систему лояльности, раздал покупателям пластиковые карты, которыми теперь негде воспользоваться. Пока кредиторы разбираются с остатками его бывшей торговой сети, голландцы уже ищут партнера ему на смену. Тем временем у Spar в России прибавилось два новых партнера — на Дальнем Востоке и в Бурятии. Требования невысокие — голландскую вывеску можно заказывать при обороте от 3 млрд рублей.

10 стартапов, за которыми нужно следить в 2020 году. Выбор Forbes

1 из 10

Кирилл Родин, Антон Лозин, Олег Козырев, Алексей Колесников (слева направо) / Фото Даниила Примака для Forbes

2 из 10

Лика Кремер, Екатерина Кронгауз, Андрей Борзенко / Facebook «Либо/Либо»

3 из 10

Андрей Лобанов / Facebook «Алгоритмики»

4 из 10

Ярослав Комков / Фото Арсения Несходимова для Forbes

5 из 10

Андрей Кравцов / Сайт SHU

6 из 10

Анонс новой игры семейства Pathfinder / Сайт Owlcat Games

7 из 10

Сергей Редьков / Фото Anna Huix для Forbes

8 из 10

Никита Чен-Юн-Тай (крайний справа) с командой Apis Cor на строительной площадке в Дубае / Фото DR

9 из 10

Мария Бородецкая / Facebook Марии Бородецкой

10 из 10

Антон Лыков (справа) / Фото DR

«Кухня на районе»

Основанный выходцами из «Рокетбанка» Алексеем Колесниковым, Олегом Козыревым, Кириллом Родиным и присоединившимся к ним сооснователем агрегатора «ЕдаСюда» Антоном Лозиным сервис конкурирует с, казалось бы, непобедимыми гигантами рынка доставки — «Яндекс.Едой» и Delivery Club от Mail.ru Group и Сбербанка. «Кухня на районе» запустилась в Москве в 2017 году по модели dark kitchen — открывала цеха готовки без ресторанных залов, ориентируясь исключительно на доставку блюд собственного приготовления в соседние дома в радиусе 2 км.

Благодаря тому, что кухни разбросаны по разным районам, а курьеры передвигаются только пешком или на велосипедах, время доставки составляет всего 15-30 минут (в среднем быстрее, чем у агрегаторов). Это позволило стартапу отказаться от издержек на содержание залов, снизить розничные цены и одновременно увеличить маржинальность. Сегодня у «Кухни» есть «фудреактор» — центральное производство полуфабрикатов, которые расходятся по всем кухням сети, а также собственная служба доставки, приложение для клиентов и отдельный софт, в том числе алгоритмы прогнозирования спроса, которые позволяют постоянно ротировать меню. Все это, по словам основателей, отличает их сервис от стандартных dark kitchen.

Модель, по которой работает «Кухня», привлекает именитых инвесторов. В сервис вложились совладелец застройщика ПИК Сергей Гордеев и совладелец группы компаний Qiwi Сергей Солонин. Совокупные инвестиции составляют несколько миллионов долларов. «Кухне» уже удалось вывести в операционный плюс три своих точки, следующая глобальная цель — вывести стартап за рубеж (например, в Лондон и Берлин), а затем побороться за статус «единорога» — компании с оценкой от $1 млрд.

Узнать подробнее:

Темная сторона кухни: как основатели Рокетбанка построили бизнес на 800 млн рублей, доставляя еду в соседние дома

Следующий слайд

«Либо/Либо»

В июне 2019 года бывший руководитель отдела подкастов издания «Медуза» Лика Кремер в партнерстве с коллегой, автором детских книг и основательницей стартапа по подбору бэбиситеров Kidsout Екатериной Кронгауз и экс-журналистом «Сноба», «Дождя» и других СМИ Андреем Борзенко запустили собственную студию подкастов «Либо/Либо». Студия записывает как собственные подкасты («Либо выйдет, либо нет» об истории запуска «Либо/Либо», «История русского секса» о сексуальных привычках разных поколений, «Так вышло» об этических казусах), так и производит их на заказ.

Команда стартапа вовремя почувствовала всплеск массового интереса к подкастам как новому жанру просветительски-развлекательного контента: в России за последний год запустились десятки аудиоформатов, которые делают и крупные компании (Альфа-банк, «МегаФон», «Яндекс» и др.), и энтузиасты-одиночки. Монетизируются подкасты, как и любой другой медиабизнес, за счет рекламы, партнерских проектов, краудфандинга или платной подписки.

На нишу начали обращать внимание инвесторы: в «Либо/Либо» вложился Лев Левиев, сооснователь «ВКонтакте» и владелец фонда LVL1, в портфеле которого уже были такие медиа, как порталы TJournal и vc.ru, платформа для зацикленных видеороликов Coub, а также сервис бронирования туров Ostrovok.ru и медицинский сервис BestDoctor. Сумма вложений и условия сделки со студией Кремер и Кронгауз не разглашаются.

Несмотря на быстрое развитие, в России рынок подкастов пока выглядит диким: нет ни реальной статистики по количеству прослушиваний, ни сформировавшихся лидеров. Зато, судя по уровню развития этой сферы в США, есть отличные перспективы — в 2018 году американские компании потратили на рекламу в подкастах $479 млн. Если верить прогнозам, по итогам 2019 года показатель приблизится к отметке $680 млн, а в 2021-м — превысит заветную планку в $1 млрд.

Следующий слайд

«Алгоритмика»

Крупнейшую по количеству учеников российскую школу программирования для детей в 2016 году создал бывший консультант McKinsey Андрей Лобанов. За три с лишним года работы «Алгоритмика» вышла за пределы страны и сегодня работает в 200 городах мира. Франчайзинговые отделения существуют в Австралии, США, Мексике, Эквадоре, Индии, Китае и пр. — всего в порядке 20 стран.

Выпускник мехмата МГУ Лобанов ничего не смыслил в программировании, но видел в трансформации школьного образования большие перспективы. Он набрал команду специалистов, вложил 3 млн рублей собственных накоплений и привлек еще 15 млн рублей от нескольких бизнес-ангелов. Идея была в том, чтобы принести в школы альтернативные — увлекательные и применимые на практике — занятия по информатике. В основу программы лег принцип геймификации: ребенок не просто изучает двоичный код, а выполняет задачу по заселению Марса или спасению Земли.

У компании есть собственная школа в Москве, франшиза с правом использовать IT-платформу и бренд «Алгоритмики», а также SaaS-модель, по которой школы и центры дополнительного образования берут систему «в аренду». Заниматься с «Алгоритмикой» могут дети от 5 до 17 лет — прямо на уроке в школе или с домашнего компьютера. Оценивает успешность прохождения курса преподаватель, у которого есть доступ к аналитике и методическим материалам.

Осенью 2019 года совладельцем «Алгоритмики» стал холдинг Mail.ru Group, купивший 11,7% компании (сумма сделки не разглашается). Для Mail это не первая инвестиция в сферу образования: у компании уже есть доли в образовательных сервисах GeekBrains и Skillbox. «Дело даже не в умении писать код — это не главное. Программирование учит системному мышлению, логике и полному спектру цифровых навыков. Все это станет прекрасной базой для любой профессии XXI века, какую бы ни выбрал ребенок« — считает Лобанов.

Узнать подробнее:

Детский код. Как с пеленок учат понимать логику компьютера

Следующий слайд

Winstrike

Киберспортивный холдинг Winstrike был создан в 2017 году бывшим маркетологом и руководителем портала Cyber.Sports.ru Ярославом Комковым и его партнерами-инвесторами. Компания с ходу стала одним из самых заметных игроков рынка.

Помимо изначальных инвестиций сооснователей компании, в 2018 году в холдинг вкладывался фонд FunCubator. В Winstrike фонд инвестировал $1,5 млн.

Winstrike не только управляет составами по нескольким ведущим киберспортивным дисциплинам (Dota 2, CS:GO и др.), но и всерьез занимается киберспортивным маркетингом, причем не только в собственных интересах (например, именно Winstrike продает спонсорские интеграции знаменитой украинской команды Na’Vi в России), а также претендует на заметную роль в сегменте организации турниров. В 2019-м в Москве благодаря Winstrike впервые состоялся турнир серии BLAST Pro Series по CS:GO с призовым фондом $250 000. Его спонсорами стали компании масштаба Toyota и Samsung.

В 2019-м, по словам Комкова, компания также провела крупнейший на постсоветском пространстве трансфер: капитан состава Winstrike по «контре» Кирилл Boombl4 Михайлов перешел в Na’Vi за «несколько сотен тысяч долларов».

Узнать подробнее:

15 самых влиятельных лиц киберспорта. Рейтинг Forbes

Следующий слайд

SHU

История основателя бренда одежды SHU Андрея Кравцова похожа на кино об идеальном стартапе. Предприниматель родился и вырос в Североуральске — небольшом городке в 450 км от Екатеринбурга. После школы переехал сначала в столицу Урала, а потом Санкт-Петербург в погоне за мечтой — стать рок-музыкантом. Но мечте не суждено было сбыться: волею судеб Кравцов начал работать на заводе Hyundai в Сестрорецке.

Однажды по дороге на работу ему пришла в голову идея желтого непромокаемого плаща — в противовес серой петербургской погоде. Этот момент и стал поворотным. В комиссионном магазине будущий стартапер раздобыл подержанную швейную машинку за 2900 рублей и сел шить. Учился на собственных ошибках: распарывал готовые вещи и смотрел, как они сделаны. Первыми покупателями стали коллеги по цеху.

Как-то раз за недельный отпуск Кравцов заработал больше, чем за месяц на заводе, и понял: пора увольняться. Он арендовал небольшое помещение и стал шить. В день удавалось произвести 1-2 плаща, всю работу выполнял полностью сам. Сарафанное радио и необычная концепция технологичной яркой одежды привели в SHU клиентов. Когда Кравцов перестал справляться с валом заказов, он отправился в Китай — налаживать связи с фабриками. Процесс отнял 2,5 года и много нервов, зато позволил сделать бизнес глобальным.

Сегодня у SHU две штаб-квартиры в Москве и Гуанчжоу. В 2019-м команда SHU открыла флагманский магазин на Невском проспекте. На открытии Кравцов делился успехами: контракты с дистрибьюторами из Скандинавии, Италии, Германии, Южной Кореи и Японии, одежда в 100 мультибрендовых магазинах по всему миру. Кроме того, магазины SHU открылись в Милане и Берлине — иностранцам, несмотря на отсутствие серой петербургской осени, желтые плащи тоже пришлись по вкусу.

Следующий слайд

Owlcat Games

Московская студия разработки видеоигр была основана в 2016 году опытной командой — сотрудники Owlcat ранее работали, например, в студии Nival и участвовали в разработке таких блокбастеров, как «Аллоды Онлайн», «Проклятые земли», Heroes of Might and Magic V и Silent Storm.

Первый проект молодой студии оказался основан на франшизе Paizo Publishing — Pathfinder (серия настольных игр, похожих по правилам на Dungeons&Dragons). Средства на разработку привлекли от инвесторов, среди которых контролировавшая на тот момент Owlcat структура холдинга Mail.ru Group — My.com, а также посредством краудфандинга. В совокупности пользователи тогда пожертвовали на проект более $900 000. Правда, как рассказывал глава Owlcat Олег Шпильчевский, на разработку полноценной игры суммы все равно не хватило — поход к инвесторам был неизбежен.

На выходе получилась хитовая игра Pathfinder: Kingmaker. К разработке привлекли даже знаменитого геймдизайнера Криса Авеллона, участвовавшего в разработке серии Fallout. Один только лексикон героев превысил миллион слов. Релиз состоялся осенью 2018-го.

Owlcat не раскрывает данных о продажах. По данным сервиса SteamSpy, владельцами цифровых копий Patfinder: Kingmaker могут быть от 200 000 до 500 000 пользователей. Вместе с другим проектом (Dakar 18) Kingmaker помог издателю Deep Silver выручить $27,6 млн в ноябре 2018-го.

Новый проект Owlcat — продолжение первой игры. К моменту анонса студия успела отделиться от My.com и переехать из Москвы на Кипр. С «дочкой» Mail.ru Group компания сохранила партнерские отношения. My.com даже вложилась в новую игру уже как сторонний инвестор. Также среди инвесторов проекта — Gem Capital. Всего Owlcat удалось привлечь $1 млн.

Следующий слайд

Drimsim

С идеей универсальной сим-карты, позволяющей пользоваться связью без роуминга в любой стране, новосибирский предприниматель Сергей Редьков пришел к одному из крупнейших в мире операторов Vodafone еще в 2011 году. Но переговоры закончились неудачей, а Редьков продолжил искать технического партнера для воплощения в жизнь своей глобальной концепции.

Через два года осмелилась замахнуться на мировой рынок сотовой связи швейцарская компания, название которой Сергей не раскрывает. Запуск прошел успешно: сегодня у Drimsim несколько сотен тысяч абонентов из 197 стран. Vodafone изменил свою позицию и все-таки стал партнером сервиса, также к программе подключились T-Mobile и Movistar/Telefonica. За все время стартап привлек €2,5 млн инвестиций, но на операционную окупаемость вышел только в 2018 году.

Неожиданную популярность среди российских пользователей Drimsim приобрел, когда оказалось, что услугами компании пользуется известный дизайнер Артемий Лебедев. Он лестно отозвался о сервисе в соцсетях, после чего количество пользователей возросло в несколько раз, а Drimsim три дня испытывал технические трудности из-за резкого наплыва клиентов, рассказывал Редьков Forbes.

Сейчас у компании более 400 операторов-партнеров по всему миру. Чтобы стать абонентом Drimsim, достаточно заказать сим-карту на сайте за €10, вставить ее в смартфон и начать пользоваться.

Узнать подробнее:

Как бизнесмен из Новосибирска создал единую сим-карту для всего мира

Следующий слайд

Apis Cor

Есть в нашем списке и рекордсмены Книги Гиннеса — российский стартап Apis Cor, который построил самый большой в мире дом с помощью технологии 3D-печати. Случилось это в Дубае, хотя для Apis Cor проект в ОАЭ был не первой пробой пера. До этого лидер стартапа Никита Чен-Юн-Тай уже печатал дом на площадке Ступинского завода ячеистого бетона. Тогда процесс занял всего сутки: создавали сначала опалубку, потом стены. Дубайский дом, для сравнения, команда Apis Cor возводила два года. Себестоимость квадратного метра постройки в ОАЭ составила около 16 000 рублей, а весь дом обошелся в €593 000.

Принтер Чен-Юн-Тай тоже создал сам — на это ушло около двух лет и 10 млн рублей. Разрабатывал инженерное чудо россиянин в помещении бывшего овощехранилища в родном Иркутске, которое арендовал за 25 000 рублей. Довести дело до ума на родине не вышло — не хватало профильных специалистов. Тогда Чен-Юн-Тай привлек в компанию партнера Бориса Близнюкова, который вложил в проект $1 млн, получив половину Apis Cor (позже доля Близнюкова сократилась до 30%). Деньги пошли на переезд ближе к столице и оплату труда инженеров. Ход сработал: принтер был доработан и доказал свою дееспособность в деле.

После первого успеха в Ступино российский стартап заметили за рубежом: об Apis Cor написали The Washington Post и The Sun, а в 2017-м Чен-Юн-Тай получил письмо из ОАЭ. В нем шла речь о заказе на амбициозную постройку площадью 640 кв. м.

На рекорде Гиннеса Чен-Юн-Тай останавливаться не планирует и собирается еще активнее осваивать зарубежный рынок. На Западе технология 3D-печати зданий будет более чем востребована, уверен предприниматель: это быстрее, дешевле, а главное — технологичнее, чем аналоговое строительство руками десятков людей.

Узнать подробнее:

Как россияне напечатали двухэтажный дом в Дубае на 3D-принтере и вошли в Книгу рекордов Гиннесса

Следующий слайд

«Синхронизация»

«Синхронизация» — один из самых крупных в Москве лекториев для взрослых, который рассказывает об истории искусства, литературы, кино и других областях знаний доступным языком. Его основали в 2015 году друзья Мария Бородецкая и Андрей Лобанов. Через год Лобанов переключился на проект в другой сфере (см. слайд про стартап «Алгоритмика»), и генеральным директором стала Бородецкая.

Бывший маркетолог, она сразу взялась за переупаковку продукта: вместо точечных лекций по темам, привязанным к выставкам, премьерам или специализации преподавателя, которые проходили на старте и привлекали всего по несколько друзей основателей, сделала упор на фундаментальные программы, разбитые на курсы. Цель, которую декларирует «Синхронизация», — не просто дать слушателям факты по отдельным предметам, а сложить их в «стройную систему, каркас, на который потом уже можно нанизывать специальные знания в той или иной области». Такой системный подход пользуется спросом: по итогам 2019 года выручка лектория превысила 100 млн рублей, проект с первого года работает в плюс и увеличивает финансовые показатели в 2,5 раза каждый год.

Объем рынка дополнительного непрофессионального образования в Москве, на котором работает «Синхронизация», Бородецкая оценивает в 600-700 млн рублей в год. И он будет расти, уверена основательница: москвичам надоело проводить время в ресторанах и кино, и рынок обучения в виде развлечения — один из самых перспективных, говорит Бородецкая.
Осенью 2018 года «Синхронизация» запустила онлайн-направление. Формат неожиданно выстрелил: сегодня уже около 50% всех лекций компании проходят онлайн, еще 30% — публичные офлайн-лекции, 20% — корпоративные мероприятия. Суммарная аудитория — 7000 человек в месяц.

Кроме «живых» и онлайн-лекций, «Синхронизация» обросла множеством нетипичных для лектория форматов — организовывает поездки выходного дня, завтраки с преподавателями, лекции в старинных особняках, квизы и т.д. В ближайших планах — выход за рубеж: по словам Марии, курсы охотно проходит русскоязычная аудитория из Европы и США: 20% онлайн-покупок уже сейчас совершаются из других стран.

Следующий слайд

«Дядя Дёнер»

История федеральной сети шаурмянных «Дядя Дёнер» началась в 2009 году с убыточной точки на цокольном этаже, которую открыл в Новосибирске местный предприниматель Антон Лыков. До этого он несколько лет был правой рукой сооснователя сети кофеен Traveler’s Coffee Анвара Пириева. Лыков быстро впитал опыт работы в глобальной компании и решил открыть свое дело.

Маленькую шаурмянную «Падишах» возле транспортной развязки он открыл, продав две машины. Но бизнес приносил только убытки — нужно было открывать сеть.

С инвестициями помог другой местный предприниматель Антон Горестов, с которым Лыков когда-то работал в казино. Вместе партнеры инвестировали 2 млн рублей в открытие пяти шаурмянных. К делу партнеры подошли по науке: сразу ввели технологические карты, униформу и KPI для поваров, придумали конструктор шаурмы, как в Subway.

Все это помогло шаурмянным «Дядя Дёнер» стать настоящей глобальной компанией с советом директоров, открыть 115 точек в 10 городах России. За десять лет «Дядя Дёнер» выпустил собственные облигации, чтобы привлечь дополнительный капитал для развития, попасть в шоу Ивана Урганта и получить статус одной из самых крупных self-made сетей уличной еды в России.

В ближайших планах Лыкова и Горестова — покорение Москвы. Потенциал огромен, считают основатели: сегмент шаурменных в городе, по их мнению, работает на уровне отдельных привокзальных точек, и «Дядя Дёнер» с отработанной франчайзинговой схемой и технологической платформой метит в лидеры рынка.

Узнать подробнее:

Как два сибиряка построили бизнес на шаурме с оборотом в 500 млн рублей в год

Следующий слайд

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.