Падение гигантов. Уйдут ли в прошлое угольные электростанции

Источник: forbes.ru

Изучая поисковые запросы Яндекса, можно обнаружить интересные особенности распространения информации об энергетике. Пользователи поисковика отправляют запросы «возобновляемые источники энергии» и «электромобили» в 5-12 раз чаще, чем «угольная энергетика». В реальной жизни все в точности наоборот — угольные электростанции выработали в 2017 году в мире в полтора раза больше электроэнергии, чем газовые, и почти столько же, сколько все остальные, взятые вместе — включая АЭС, ГЭС и ВИЭ.

Действительно, угольная генерация еще со времен промышленного бума в Великобритании и Германии остается основой мировой электроэнергетики — она традиционно развивается там, где нужно, в первую очередь, «здесь и сейчас» обеспечивать бурный экономический рост и где есть «свой» дешевый и доступный энергетический уголь. Сегодня твердое «черное золото» — доминирующий источник электроэнергии в Китае, Индии, странах Юго-Восточной Азии.

Верно и другое. В XX веке угольным электростанциям работалось гораздо спокойнее, чем сейчас. Люди становятся все более чувствительны к чистоте воздуха, которым дышат, а старые угольные ТЭС с их низкими темными дымовыми трубами идеально подходят на роль главных загрязнителей атмосферы. Это почти всегда не так — заводы и автомобили выбрасывают ничуть не меньше, но угольной энергетике приходится становиться все чище и чище: ставить дорогостоящие фильтры, улавливать серу в гипс, восстанавливать азот. С другой стороны, все большее количество стран (уже более 40 стран и 20 субнациональных образований) соглашаются с необходимостью сокращать выбросы углекислого газа, чтобы избежать глобального изменения климата, и угольные ТЭС первыми принимают это давление, потому что выбрасывают больше СО2, чем газовые. Углеродные платежи делают угольную энергетику менее конкурентоспособной — особенно на фоне распространяющегося природного газа и дешевеющих ВИЭ. В результате многие инвесторы заявляют о прекращении финансирования проектов в угольной генерации, правительства ряда стран заявляют об отказе от нее, в развитых странах объемы электроэнергии из угля уменьшаются.

Означает ли это, что завтра угольные станции можно будет заменить ветряками? Точно нет, хотя в этом крупнейшем секторе мировой электроэнергетики действительно серьезные изменения, в перспективе 20-30 лет массовый «выход из угля» нереалистичен даже с учетом всех сложившихся вызовов. Угольной энергетике за эти годы предстоит серьезно модернизироваться и стать более чистой, широко внедрив технологии «чистого угля». Угольные станции могут быть более чистыми, чем некоторые газовые, очень маневренными и гибкими и могут работать в мире и согласии с горожанами, живущими недалеко от их забора — это уже доказано в Японии, Германии и других странах, но еще предстоит воплотить во всех остальных. Так, угольная станция Исого, по мощности сопоставимая с когда-то угольной Каширской ГРЭС, располагается в 7 км от центра Иокогамы — крупнейшего порта Японии с населением 3,7 млн человек (москвичи для сравнения могут попытаться вообразить Каширскую ГРЭС где-нибудь в Сокольниках).

По большинству прогнозов международных агентств, доля угольной генерации в мире заметно сократится (с 38% в 2017 году до 20-25% к 2040 году), но по объемам выработки угольная генерация останется примерно на современном уровне — при масштабных сокращениях в развитых странах ряд развивающихся экономик еще продолжит ее наращивать. Что победит в борьбе сильных сторон угля — дешевизны, доступности, возможности хранения — с набирающими силу глобальными вызовами? Очевидно, на этот вопрос не будет однозначного повсеместного ответа, все зависит от того, какой источник в конкретном регионе будет показывать наибольшую экономическую и экологическую эффективность.

А что в России? В нашей стране происходит примерно то же самое: городская экология была главной причиной проблем угольных ТЭС от Москвы и Петербурга до Владивостока, и дешевый, доступный и удобный в использовании газ на этом фоне постепенно вытесняет уголь из топливной корзины — там, куда дотягивается газопроводами. Но далеко не везде такой метод решения экологических проблем работает хорошо. Во-первых, всю Сибирь не газифицируешь, а во-вторых, она не очень-то этого и хочет: десятки угольных моногородов работают только в Кузбассе, миллионы сибиряков получают от угольных ТЭС не только электроэнергию, но и тепло.

Исследование центра энергетики Московской школы управления «Сколково» рассматривает три альтернативы будущего угольной генерации в России.

В сценарии «пусть все идет как идет» газ продолжит постепенно вытеснять уголь из топливной корзины электростанций, но в целом выработка угольных ТЭС останется на современном уровне до 2040 года. Две другие альтернативы полярны и уже вызывают ожесточенные споры.

«Зеленая» альтернатива, в соответствии с исследованием, предполагает запуск в нашей стране системы углеродных сборов (кстати, соответствующий законопроект в начале декабря 2018 года Минэкономики разослало по ведомствам на согласование) и ужесточение экологической политики в энергетике. Угольная генерация предсказуемо станет первой жертвой такого развития событий, и через шаг обществу и правительству придется решать вопрос поддержки угледобывающих регионов.

«Угольная» альтернатива может состоять в стимулировании угольной энергетики, «привязанном» к повышению ее эффективности и «чистоты». Речь здесь может идти о развитии угольных ТЭЦ с закрытием угольных котельных, развитии отечественных технологий «чистого угля», серьезной модернизации отрасли — в том числе с использованием уже запускаемых механизмов на рынке тепловой энергии (альтернативная котельная) и электрической энергии (ДПМ-2) и дополнительных источников.

Общество, органы власти, энергокомпании должны определиться, к какому из вариантов они склоняются. Это не вопрос о том, какие новости и запросы будут в топе поисковиков, — это вопрос качества жизни миллионов людей, прямо или косвенно связанных с угольной генерацией.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.