Тампоны-убийцы из открытого космоса: куда «пропал» синдром токсического шока?

В начале 1980-х годов была эпидемия случаев синдрома токсического шока (СТШ). Всего за пару лет сообщалось о почти 2500 заболевших в США. Но сейчас как будто ни у кого не бывает СТШ, или мы ничего не слышим о людях, у которых он случается. Что произошло с СТШ? Почему мы перестали о нём разговаривать?

С начала 1980-х и до конца 1990-х синдром токсического шока занимал буквально всех. О его распространённости твердили заголовки, нагоняя страх на пользующихся тампонами женщин по всей Северной Америке. Молодых девушек, переживающих половое созревание, учили остерегаться синдрома токсического шока, как будто он прятался под обёрткой каждого тампона.

Мою маму, созревание которой пришлось на середину 1980-х, предупредили, что тампоны нельзя держать внутри слишком долго, а также что надо обращать внимание на новую или непонятно чем вызванную сыпь. Но к тому времени, когда пубертат начался у меня — в начале 2010-х годов — водопад предупреждений превратился в ручеёк. Мне сказали, что есть риск синдрома токсического шока, но он редок, маловероятен и излечим. Сегодня, почти через десять лет, мне кажется, что мы много лет не слышали слова «синдром токсического шока».

Так что случилось? Почему люди перестали умирать от синдрома токсического шока — а если не перестали, почему мы больше об этом не слышим?

Что такое синдром токсического шока?

Синдром токсического шока, или СТШ, — это инфекция, вызываемая золотистым стафилококком — той же бактерией, которая приводит к некоторым кожным инфекциям. В норме золотистый стафилококк живёт в дыхательных путях человека или у него на коже. Он относится к оппортунистическим патогенам. Если дать такому патогену возможность «развернуться» (например, если иммунная система окажется ослаблена или кожа травмирована), он спровоцирует в организме носителя инфекционный процесс, проявления которого могут быть самыми разными, от прыщей до пневмонии.

СТШ — состояние, вызванное стафилококковой инфекцией. Оно может возникнуть, потому что золотистый стафилококк содержит так называемые суперантигены. Антигены — это вещества, с которыми связываются T-клетки (разновидность белых кровяных телец и главные «игроки» в нашей иммунной системе). В норме некоторые клетки связываются антигенами и затем выводят их на свою поверхность, чтобы показать другим T-клеткам, что уже идёт борьба с инфекцией. Однако суперантигены пропускают этот этап — демонстрацию, — в результате чего активируется больше T-клеток, чем обычно (и чем нужно).

Активированные T-клетки затем выделяют цитокины — мелкие белковые молекулы, вызывающие воспаление. В норме воспаление — добрый знак. Оно результат того, что тело увеличивает приток крови к повреждённому участку, чтобы вылечить его. Но слишком большое количество T-клеток выделяет слишком много цитокинов, а это приводит к слишком сильному воспалению и процессу, который называется цитокиновый шторм. Как видно из названия, ничего хорошего в этом явлении нет. Цитокиновые штормы вызывают повышение температуры, усталость, сыпь, диарею и тошноту, которые также являются симптомами СТШ.

СТШ — это тампонная болезнь, да?

В 1983 году было исследовано более 2200 случаев СТШ и выявлено, что 90% из них приходится на женщин, заболевших во время менструации. Из этих менструирующих пациенток 99% пользовались тампонами.

Однако СТШ бывает не только от тампонов. Впервые его выявили в 1978 году у пяти мальчиков и неменструирующих девочек. С 2001 по 2011 годы имело место 11 случаев СТШ, вызванного бинтами при лечении ожогов у детей, а в 2003 году мужчина умер после того, как ему сделали татуировку.

По имеющимся оценкам, 25—35% случаев СТШ не имеют отношения к менструации. Эти случаи неменструального СТШ могут быть вызваны золотистым стафилококком или пиогенным стрептококком и приводят к смерти в 6—12 раз чаще, чем менструальный СТШ. Если менструальный СТШ стал встречаться намного реже, по сравнению со своим зенитом в 1980-х, распространённость неменструального СТШ держится практически на постоянном уровне.

Если неменструальный СТШ шире распространён и более опасен, почему мы ассоциируем СТШ только с тампонами?

Во-первых, неменструальный СТШ всё ещё относительно редок. Коэффициентом частоты заболеваемости неменструальным СТШ — 2—4 случая на 100 тыс. человек, то есть он встречается реже, чем дизентерия (5,39 случаев на 100 тыс. человек) или болезнь Лайма (8,3 случая на 100 тыс. человек).

Однако основная причина того, что мы не слышим о неменструальном СТШ, — эпидемия менструального СТШ, пришедшаяся на начало 1980-х годов.

Современные тампоны были впервые запатентованы в 1931 году, но не производились, пока Гертруда Тендрих (Gertrude Tendrich) не купила патент в 1933 году. Популярным товаром они стали только во время Второй мировой войны, когда их начали массово использовать женщины, выходящие на работу.

Эти тампоны, продававшиеся, в основном, под теми же брендами, что и сейчас (Tampax и o.b.) делались из хлопка и вискозы и были очень похожи на нынешние. Однако один бренд решил исследовать другие материалы, чтобы повысить впитывающую способность тампонов.

Для изготовления тампонов Rely использовались прессованные полиэстеровые шарики и карбоксиметилцеллюлоза — вместо хлопка. Эти тампоны были супервпитывающими, они могли удерживать в себе в 20 раз больше крови по массе, чем весили сами, и раскрывались во влагалище, образуя своего рода чашу, чтобы предотвратить протечки. Эти особенности, казавшиеся прекрасными свойствами для тампона, оказались прекрасной средой для бактериальной инфекции.

Кислотность менструальной крови ниже, чем нормальная кислотность влагалища, поэтому во время менструации pH влагалища повышается, и его внутренняя среда становится менее смертоносной для бактерий. Но это не должно иметь значения, если во влагалище нет ранок, через которые бактерии могут попасть внутрь, так?

Так вот, сверхгигроскопичность тампонов Rely приводила к пересыханию влагалища, из-за которого при вставлении и вынимании тампона образовывались крохотные язвочки, открывавшие бактериям путь в организм. В сочетании с тем, что женщины могли держать в себе тампоны Rely гораздо дольше (тем самым приводя к максимальному размножению бактерий и развитию инфекции), это привело к эпидемии СТШ, случившейся в 1980.

Тампоны Rely были отозваны 22 сентября 1980 года, но эпизоды СТШ всё ещё случались. Только в 1984 году исследователи поняли, что СТШ связан с использованием любых тампонов высокой гигроскопичности, хлопковых или полиэстеровых.

Я не хочу СТШ! Что мне делать?

Во-первых, без паники. СТШ и вправду редкий. Хотя недавно было несколько громких случаев, сегодня распространённость СТШ ниже, чем когда-либо.

Компании по производству тампонов и правительственные агентства совместно выработали стратегию сведения риска СТШ к минимуму. Вот что они рекомендуют:

    Используйте тампон с минимальной возможной гигроскопичностью.
    Меняйте тампон каждые 4—8 часов.
    Мойте руки, прежде чем вставлять тампон.
    Не используйте тампоны, когда у вас нет менструации.

Разве нельзя просто пользоваться менструальной чашей, чтобы совсем избежать риска СТШ?

Менструальные чаши уменьшают риск СТШ, но не устраняют его. Хотя они правда не впитывают кровь и поэтому не приводят к сухости и изъязвлению влагалища, их может быть трудно вставить, особенно начинающим пользовательницам. Это может привести к появлению царапин и ранок на стенке влагалища.

Свидетельство этого — в 2015 году у 37-летней женщины нашли СТШ после того, как она впервые воспользовалась менструальной чашей.

Если вы не будете менять тампон каждые 8 часов, вам стоит подумать о менструальной чаше. Министерство здравоохранения Канады признало, что чашу можно держать внутри 12 часов подряд, и это делает её очень удобной для тех, кто работает по 8 часов или просто забывчив.

Но всё же не забывайте мыть руки перед вставлением чаши и обязательно стерилизуйте её между циклами.

Источник: 22century.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.