Теперь в России новые регионы-лидеры по смертности от ВИЧ — Кемеровская, Иркутская и Свердловская области

Значения смертности от ВИЧ в Кемеровской, Иркутской и Свердловской областях выходят в топ-3 в соответствующем рейтинге со значениями, опережающими суммарное число смертей по категориям ДТП, «Суицид» и «Убийства».

Росстат и Минздрав пока не опубликовали официальные данные по 2018-му году, поэтому журналисты издания РБК решили сами выяснить, как обстоят дела. Оно отправили запросы в региональные службы статистики тех 18-и областей, на долю которых в 2017 году приходилось 2/3 всех смертей от ВИЧ в России. Не все региональные службы дали ответ, но журналисты РБК обошлись и теми данными, которые получили. Они сравнили данные 2017 и 2018 годов и пришли к выводу, что в 2018-м Кемеровская, Иркутская и Свердловская области вошли в топ-3 по смертности от ВИЧ (в двух из этих регионов она возросла на 10% за год).

Возглавляет список Кемеровская область: там в 2018-м году от ВИЧ умерло 1750 человек (всего смертность составила 38,2 тысяч). На 100 тысяч населения, таким образом, приходится 65,1 случая смерти от вируса. Это значение выше, чем для смертности от отравления алкоголем, самоубийств, убийств, утоплений и ДТП вместе взятых. (NB. Коэффициент смертности от ВИЧ в странах-лидерах смертности от ВИЧ по данным ВОЗ — Зимбабве и ЮАР — 133 и 190 случаев на 100 тыс. жителей соответственно).

Далее по списку: Иркутская область, с 42,4 случаями на 100 тысяч населения, и Свердловская — с 38,1 случаем на 100 тысяч.

Самарская область показала хорошие результаты, хотя до сих пор входит в топ 10 по болезни — её коэффициент упал на 18%, с 39,5 до 32,2 случая на 100 тыс. населения.

Интересно, что карта регионов, в которых высока смертность от ВИЧ (Свердловская, Иркутская, Кемеровская, Самарская, Оренбургская области, Ханты-Мансийский автономный округ, Ленинградская, Челябинская, Тюменская, Новосибирская области), частично совпадает с картой наркотрафика опиатов 1990-х годов (Москва, Еврейская автономная область, Московская область, Челябинская область, Самарская область, Кемеровская область, Омская область, Свердловская область, Башкирия, Иркутская и Новосибирская области). Причина такого совпадения проста: раньше основным способом заражения вирусом было использование одного шприца многими людьми, позже вирус стал чаще передаваться половым путём.

На коэффициент смертности от ВИЧ, помимо исторического контекста, влияет текущее качество медицинского обслуживания каждом в регионе — охват тестирования на ВИЧ, доступность ВААРТ. А это, в свою очередь, коррелирует с общим финансовым благополучием региона.

Если говорить в общем, смертность от ВИЧ в России за 2018-й год выросла, сообщает РБК. Хотя пока на первом месте всё равно туберкулёз. Но общий показатель смертности по нему снизился. Руководитель отдела мониторинга международной организации «Коалиция по готовности к лечению» Алексей Михайлов говорит, что это может быть связано с манипуляцией статистическими данными. Есть такая совокупность заболеваний, называемая турбоВИЧ — когда человек, заражённый ВИЧ, заражается также туберкулёзом. С такой комбинацией люди умирают очень быстро. Возможно, раньше такие случаи смерти проходили по категории «туберкулёз», а теперь по категории «ВИЧ». Эту гипотезу подтверждает академик Вадим Покровский, заведующий отделом по профилактике и борьбе со СПИДом Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора. По его словам, смерти от турбоВИЧ последние три года стали проходить по категории «ВИЧ».

Издательство РБК попросило Министерство здравоохранения прокомментировать статистические данные 2018-го года, поэтому будем ждать продолжения истории.

Источник: 22century.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.