«Нужна большая просветительская работа, чтобы общество училось принимать людей с афазией»

Если спросить человека на улице, что такое афазия, он вряд ли сможет дать вразумительный ответ. И этому же человеку наверняка известно что-то об инсульте. О том, что инсульт в подавляющем большинстве случаев и становится причиной афазии, о проявлениях, особенностях и способах борьбы с этим речевым расстройством нам рассказала младший научный сотрудник Центра языка и мозга Высшей школы экономики Юля Акинина.

XX2 ВЕК. Из-за чего возникает афазия, и чем она отличается от других речевых расстройств?

Ю. Акинина. Во всех определениях афазии подчёркивается, что она — результат органического поражения мозга. Это не психиатрическое расстройство, не дефект личности, интеллекта.

XX2 ВЕК. И как она может проявляться?

Ю. А. Её симптомы во многом зависят от того, какие именно участки мозга были поражены. От очага поражения будет зависеть, какой аспект владения языком будет нарушен. В некоторых случаях, например, больной может повторять только одно или несколько слов — это называется эмбол.

В 1861 году французский невролог Поль Брока обследовал двух пациентов с тяжелыми формами афазии. Один мог произносить только слог tan, за что его прозвали «месье Тан». Посмертное вскрытие показало, что у обоих пациентов была поражена задняя часть нижней лобной извилины. Этот участок мозга в честь ученого назвали зоной Брока, а исследованный им тип речевого расстройства — афазией Брока.

XX2 ВЕК. По каким признакам диагностируется афазия?

Ю. А. Исследователю афазии нужна единица измерения, просто «речь» — это очень общо. Поэтому есть конкретные задания для пациентов: на называние предметов, на заканчивание предложений. При описании объектов на картинках становятся видны диссоциации: человек может назвать устно, но не может сформулировать то же письменно, и наоборот. При афазии часты смысловые ошибки такого рода, что на картинке показывают быка, а человек говорит, что это верблюд.

XX2 ВЕК. Исследуется ли «внутренняя речь» людей с такими нарушениями?

Ю. А. Опять же вопрос: что и как замерять. Если у человека почти полностью пропала устная речь, то как исследовать его ментальный речевой поток? Были попытки исследования причин, по которым человек не может назвать объект: потому что он не помнит слово или помнит, но не может его произнести. Для этого использовался метод повокселного картирования симптом-поражение, с которым, кстати, и я работаю. Он позволяет соотнести очаг поражения мозга с определенной функцией. Сравниваются МРТ головного мозга группы людей с одинаковым поражением, например инсультом, который чаще всего и становится причиной афазии. Им даются одинаковые задания, например, на называние рисунков. Затем в каждой единице объёма мозга — вокселе — происходит сравнение результатов задания между группой людей, у которых воксел поражен, и группой, у которой воксел сохранен. Если разница между группами значима, то этот воксел считается критически вовлеченным в выполнение задания.

Что касается внутренней речи — исследовалось субъективное ощущение людей с афазией, которые испытывали трудности с поиском слов. И выяснилось, что очаги поражения тех людей, которые не могли вспомнить нужное слово, но знали, что они хотят сказать, отличались от тех, кто говорил, что знали слово, но не могли его произнести. Последнее, считают авторы, — это пример успешной внутренней речи.

XX2 ВЕК. Как общаться с людьми с тяжёлыми формами афазии?

Ю. А. Я могу сослаться на рекомендации, которые подготовила моя коллега Светлана Малютина для родственников людей с афазией.

XX2 ВЕК. Кто открыл и описал афазию?

Ю. А. Сейчас мало кто помнит о Марке Даксе, французском неврологе, который за 30 лет до Поля Брока, в 30-х годах XIX века описал связь между афазией и тем, какое полушарие мозга было повреждено. Он установил, что речевые функции и, соответственно, их расстройства «находятся» в левом полушарии. Тогда его открытие не вызвало интереса. Но, конечно, случаи нарушения речи при поражении мозга наблюдались и раньше.

XX2 ВЕК. Какие есть способы лечения и адаптации?

Ю. А. Они зависят от цели — что больше всего нужно самому человеку. Есть цель восстановить как можно больше от всех поврежденных функций. Есть более индивидуальные задачи, когда человек, к примеру, в целом принимает свою афазию, но нужнее всего ему оказывается интернет-переписка, причем запрос может быть очень конкретизирован — переписка с определённым человеком на определённые темы. И с этим уже работает логопед.

XX2 ВЕК. Где найти такого логопеда?

Ю. А. В Москве можно обратиться в Центр патологии речи и нейрореабилитации, где пациентом либо непосредственно займутся, либо сориентируют его, где найти подходящего специалиста. Бывают частные реабилитационные центры. Но в любой государственной поликлинике, к которой человек прикреплён, невролог или другой лечащий врач может дать направление к логопеду. Можно также обратиться за помощью в местный центр социального обслуживания.

XX2 ВЕК. Каким образом происходит реабилитация?

Ю. А. Прежде всего нужно определить локус поражения — не на «хирургическом», а на ментальном уровне, где и что именно в системе языка нарушено. И терапия нужна, соответственно, не медицинская, а лингвистическая. Например, есть методика, учитывающая уровни сложности обработки разных языковых единиц. Можно отрабатывать простые единицы, а можно сложные, составленные из простых. Грубо говоря, можно заниматься простыми предложениями, а можно сложноподчиненными. Второй способ труднее, но эффективнее, так как он тренирует сразу несколько разных уровней сложности.

Есть способы адаптации к таким тяжёлым нарушениям, которые уже невозможно полностью исправить. Для этого, например, используется музыкальная терапия: фразы, которые пациенту не удаётся произнести, накладывают на мелодию, — и она помогает разучивать и порождать эти фразы.

XX2 ВЕК. А как человеку с афазией быть среди незнакомых людей, на улице, в магазине?

Ю. А. Конечно, нужна большая просветительская работа, чтобы общество училось принимать людей с такими нарушениями. Чтобы выразиться, человеку с афазией нужно больше времени, или какие-то вспомогательные слова, рисунки в блокноте — можно представить, что, например, в очереди в кассу метро это может вызывать нетерпение и раздражение. Просто могут подумать, что человек пьян. Сравните, сколько общество знает, к примеру, о болезни Альцгеймера или Паркинсона, и сколько об афазии? Думаю, многие согласятся, что о первых болезнях на обывательском уровне известно немало, и пожилой человек с трясущимися руками наверняка вызовет больше понимания и сочувствия, чем молодой и здоровый с виду, но который так странно говорит. В нашем центре мы сделали специальные визитки для людей с афазией, где написано, что у человека был инсульт, и ему сложно говорить и понимать речь. Мы распространяем их бесплатно.

XX2 ВЕК. Баннеры на остановках — «Инсульт может коснуться каждого» — помогают?

Ю. А. Да, они очень важны! Пусть поначалу люди усваивают такой необходимый минимум информации. Учитывая, что треть инсультов приводят к афазии, такие баннеры — уже начало этой необходимой просветительской работы.

XX2 ВЕК. Афазия обычно проявляется в дефиците речи. Может ли она выглядеть как нездоровая избыточность?

Ю. А. А что такое «нездоровая избыточность»?

XX2 ВЕК. К чему вопрос. Бывает ли афазия похожа на психиатрические расстройства речи, например, на логорею, «недержание речи»? И как их тогда различать?

Ю. А. Смотрите. Для афазии Брока, при которой нарушается способность порождения, характерна телеграфная речь вследствие того, что человек не может грамматически согласовать фразу: «Стол. Чашка. Стоять». Телеграфная речь — признак аграмматизма: грамматически упрощенной речи. А вот при афазии Вернике, наоборот, бывают так называемые параграмматизмы. И чтобы выразиться, человек будет «наворачивать» простые конструкции: «Это то, что я хотел бы сказать. Хотел бы сказать что стол. На столу на столе чашка. Чашка стоять». И так далее. Это можно назвать логореей — многословием, словесным «недержанием». Но специалисты никогда не примут такое за психиатрию.

XX2 ВЕК. Как ещё, кроме телеграфного стиля, может выглядеть афазия?

Ю. А. Надо понимать, что она проявляется на всех уровнях языка: фонетика (звуки и фонемы), лексика и семантика (слова), синтаксис (предложение), дискурс (текст). И есть другая плоскость — порождение и понимание речи. И все эти составляющие могут накладываться друг на друга. Например, нарушение порождения на уровне фонем: ромашка — морашка. На уровне лексики человек вместо ромашки, не сумев вспомнить слово, назовет лютик. При этом он может и понимать, и не понимать, что делает ошибку.

XX2 ВЕК. Мне кажется, ромашка более частотное слово, чем лютик. Разве вспомнится не более общеупотребительный вариант?

Ю. А. Да, скорее всего. Но описаны случаи, когда происходит наоборот. Так что лютик вместо ромашки тоже вполне может быть.

И есть гипотеза, что дело скорее не в частотности, а в том, когда усвоено слово. При афазии легче вспоминаются слова, усвоенные в более раннем возрасте.

На уровне синтаксиса происходит сильное упрощение конструкции. Путаются участники высказывания, когда непонятно, «кто кого» — девочка догоняет мальчика или наоборот.

Уровень текста самый сложный и наименее изученный. Могут быть ошибки в соотнесении имен участников повествования с местоимениями, которыми они обозначены. Или участники во всем тексте будут называться только местоимениями: он, она, он, она.

Кстати, интересно, что эти же недостатки мы можем встречать и у вполне здоровых людей, просто в меньшей степени.

XX2 ВЕК. Расскажите о работе вашего Центра в отношении афазии.

Ю. А. Кроме исследовательской работы, мы с коллегами разрабатываем тесты для диагностики афазии. Самый масштабный проект — это русский афазиологический тест. Он будет учитывать современные научные представления о диагностике афазии и определять нарушения на разных уровнях языка. Например, при классическом назывании по рисунку нельзя показать пациенту изображение абстрактного быка, скачанное из интернета. Мы должны понимать, хорошо ли наш бык узнаётся среднестатистическим носителем языка, а также учитывать, в каком возрасте обычно усваивается слово «бык», учитывать длину и другие характеристики этого слова. Правильно составленный тест поможет понять, что возраст усвоения не влияет на то, насколько успешно человек вспоминает слова, а влияет, допустим, их длина. И так далее.

У нас уже есть база таких рисунков: 375 для глаголов и около 700 для существительных.

При помощи русского афазиологического теста мы сможем четко описать картину афазии: нарушение порождения и понимания, фонологии и синтаксиса, всего многообразия этого расстройства. Наш тест будет выпущен в виде мобильного приложения.

Источник: 22century.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

www.viagra-74.ru

В Челябинске. Добро пожаловать на сайт рекламодателей в Челябинске

viagra-74.ru

hydra сайт onion rp com

hydra-site.biz.ski

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.