Техногенная катастрофа в Бейруте и урок из прошлого

4 августа 2020 года в порту Бейрута произошёл катастрофический взрыв, полностью разрушивший порт и близлежащие здания города. Подтверждённое количество жертв более 100 (157 на 7 августа) и, вероятно, это число будет увеличиваться. Пока что достоверной информации по горячим следам не очень много. У бейрутской катастрофы есть исторический «двойник» — взрыв в порту Техаса в 1947 году с похожими исходными данными и последствиями. Возможно, сопоставление этих событий даст опорную точку и для понимания катастрофы в Ливане.

Согласно рабочей версии властей, источником взрыва послужил хранившийся на портовом складе груз 2750 тонн конфискованной несколько лет назад на одном из кораблей аммиачной селитры. А непосредственной причиной — вероятно, сварочные работы поблизости, проводившиеся без соблюдения необходимых мер техники безопасности. Мощность взрыва такого количества нитрата аммония, по разным оценкам, должна составлять от 400 до 1800 тонн в тротиловом эквиваленте. В момент взрыва сейсмические станции зафиксировали землетрясение магнитудой 3,3—3,5.

Бейрут, 2020

То, что такие разрушения мог вызвать сам по себе взрыв селитры, представляется маловероятным. Тем более свидетельства фиксируют как минимум два взрыва с некоторым интервалом, и только от одного из них, не самого мощного, виден характерный розовый дым от оксида азота NO2, образующегося при взрыве, но не при сгорании. Поэтому даже в официальной версии, кроме аммиачной селитры, фигурирует ещё некий склад пиротехники (фейерверков), взрыв на котором вызвал детонацию селитры, что тоже не выглядит слишком убедительным. Легко предположить, что в крупном международном порту поблизости хранилось множество товаров, в том числе легковоспламеняющиеся и взрывоопасные вещества самой разной природы. Широко разошедшаяся по сети фотография склада селитры, возможно, ставшего источником взрыва в Бейруте (недостоверно). Поэтому в расчётах мощности и последствий взрывов появляются дополнительные неизвестные, и оценки, исходящие только из заявленного количества селитры, будут заведомо неверными. Например, сразу после взрыва широко распространилась фотография якобы того самого склада с селитрой в бейрутском порту. Маркировка на мешках содержит надпись NITROPRILL HD, что может указывать на контрафакт австралийской компании Orica, которая выпускает продукт NITROPRIL (с одним L). Поскольку Orica указывает коэффициент 0,15 для пересчёта, отсюда в интернете и появилась одна из оценок мощности взрыва 0,15 ∙ 2,750 = 0,4 килотонны ТЭ. Но это не так много, чтобы разрушить половину крупного города, да и слежавшаяся селитра, скорее всего, не сдетонирует вся — для этого из неё должно быть изготовлено взрывчатое вещество со специальными добавками; или должно очень сильно не повезти. Сама Orica наличие своей продукции в порту отрицает, и даже достоверно не ясно, относится ли фотография к тому самому складу в Бейруте. И пока что все подобные выводы за пределами официальной информации рискуют опираться на данные примерно такой же достоверности.

Крупные техногенные катастрофы подобной природы, в которых основным агентом выступали взрывоопасные нитрат-содержащие вещества, случались за последнее столетие несколько десятков раз. Некоторые наиболее масштабные по последствиям оказались сопоставимыми с бейрутской катастрофой. В частности — взрыв на химическом заводе Оппау в 1921-м и катастрофа в порту Техас-Сити в 1947 году.

Техас-Сити, 1947

Взрыв на заводе в Баварии в 1921 году, очевидно, был значимым событием для современников настолько, что его, с вымышленной локацией, даже описал А. Толстой в повести «Гиперболоид инженера Гарина». Предполагается, что причиной детонации склада нитрата аммония оказалась халатность подрывников, решивших сэкономить на качественной взрывчатке, раздробляя слежавшиеся запасы удобрений. Но гораздо большее значение для установления стандартов безопасности в отрасли имела катастрофа со взрывом при погрузке селитры на французское судно «Гранкан» (Grandcamp) в Техас-Сити в штате Техас в апреле 1947 года. Интересно, что по масштабу катастрофы и по цепочке «трагических случайностей», вызванных человеческим фактором, случившееся в бейрутском порту рискует стать двойником этого события. В отличие от мало кому известного теперь Оппау и невнятного потока информации от властей по Бейруту, инцидент в Техас-Сити подробно расследован и по нему есть множество материалов, поэтому история «Гранкана» заслуживает внимания, или даже может дать ключ к пониманию бейрутского случая.

Взрыв в Техас-Сити, 1947 г.

Во время погрузки партии аммиачной селитры на судне «Гранкан» начался пожар. Безуспешные попытки его потушить продолжались около часа и закончились взрывом судна. Кроме селитры, на борту находился запас боеприпасов. Ситуацию усугубило то, что «посмотреть на пожарников» на набережную вышло множество зрителей — пожары в доках здесь были частым зрелищем. Первый взрыв разрушил постройки в порту и привёл к серии пожаров в городе, а также вызвал цепную реакцию в виде дальнейших взрывов на предприятиях химической промышленности и на нескольких судах с аналогичным грузом. Взрывы на двух судах случились почти через сутки после первого взрыва, а пожары продолжались три дня. Следствием самого первого взрыва была и пятиметровая приливная волна, которая снесла остатки порта. Очевидно, что и порт, и большая часть города оказались полностью разрушенными — теперь мы можем видеть, как это происходит, на примере Бейрута.

Причиной первого пожара и взрыва судна «Гранкан» стал окурок, брошенный одним из грузчиков (по крайней мере так утверждают многочисленные выводы судебных разбирательств). Теперь это кажется бессмыслицей — иначе мы все давно бы жили на развалинах инфраструктуры. Но тогда система продемонстрировала полное отсутствие качества, обозначаемого термином foolproof, или, согласно ГОСТам, «защиты от поломки в результате неумелых или заведомо некомпетентных действий пользователя». Портовое и корабельное начальство не знало, что селитра взрывоопасна, и рабочим не запретили курить. Пожарные и капитан судна не знали, как тушить возгорание, и усугубили ситуацию. Но даже в условиях полной некомпетентности персонала пожара не должно было случиться, если бы фирма-производитель правильно упаковала селитру — используя, как было положено по действовавшим тогда нормам, металлическую тару. Но они, вероятно, из экономии, использовали большие 100-фунтовые бумажные мешки. В результате, как почти во всех техногенных катастрофах, налицо череда «случайностей» — нарушения очевидных правил техники безопасности, некомпетентность принимающих решения, и стремление сэкономить на «скупке рисков».

Техас-1947 стал самой разрушительной техногенной катастрофой в США, но она привела к выработке новых стандартов по обращению с опасными материалами, которые в основном действуют и сейчас. Таких масштабных катастроф в странах первого мира с тех пор практически не было, хотя сопоставимые аварии с нитратом аммония происходили: в том же году во французском порту Брест, в 2001 году в Тулузе и совсем недавно, в 2013 году, тоже в Техасе.

В случае с Бейрутом, вероятно, даже по сегодняшней официальной версии властей, должна вырисоваться подобная цепочка закономерных «случайностей», в результате которой пренебрёгший «элементарными» нормами ОТОСБ сварщик смог разрушить половину города. Можно предположить, что её звеньями станут и нарушения правил хранения взрывоопасных грузов, и «оптимизация прибыли» за счёт уплотнения складских мощностей и т. п., а также некоторые вещи, не упоминаемые в силу формата этого сайта. Неполиткорректную версию событий описал Леонид Каганов — можете ознакомиться и с ней.

Вам может быть интересно:

Бхопальская катастрофа. «У Индии есть собственный Чернобыль».

Источник: 22century.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.