Вернётся ли после ковида грипп?

Первый после пандемии сезон простуд и гриппа, возможно, окажется тяжёлым. Но из коронавирусных уроков можно сделать полезные выводы.

В первые месяцы пандемии COVID-19 в Стэмфордской больнице Коннектикута (Connecticut’s Stamford Hospital) возникла любопытная тенденция. Когда власти штата приняли меры, которые, как теперь известно, эффективно сдерживают распространение коронавируса, — ограничение собраний, обязательное ношение масок, а также закрытие школ и предприятий, — случаи гриппа и других респираторных вирусных заболеваний резко пошли на спад.

«Мы были удивлены», — написали врачи больницы в отчёте, задокументировавшем это снижение. Только 1,3 процента тестов на грипп оказались положительными, тогда как за тот же период предыдущего года — 10,8 процента. И это несмотря на гораздо большее количество тестов.

Столь серьёзное снижение заболеваемости гриппом и рядом других ОРВИ стало долгожданным побочным эффектом борьбы с навалившейся пандемией. Но это облегчение, предупреждают учёные, продлится недолго. Вакцинирование и снятие ограничений могут привести к тому, что некоторые вирусные инфекции не только вернутся к прежней норме, но и хлынут назад, как цунами, превышая привычные уровни. Причём благодаря эффекту, хорошо известному эпидемиологам, эта проблема может возникнуть не сразу после пандемии, а через год или позже, когда мы станем менее бдительными.

Исследователи отмечают, что это не только опасность, но и возможность фундаментально переосмыслить наше сосуществование с вирусами, в том числе менее опасными, чем вирус, вызывающий COVID-19. Плохо ли, хорошо ли, но вирусы всегда с нами, и мы сможем лучше сопротивляться их атакам, если изменим своё поведение, повысим уровень вакцинации и будем следить за своим иммунитетом к более «мягким» вирусам гораздо более строго, чем раньше.

По словам Сэмюэла Скарпино (Samuel Scarpino), доцента Института сетевых наук Северо-Восточного университета (Northeastern University’s Network Science Institute), благодаря тяжкому опыту борьбы с COVID «мы увидели, что существует методика остановки эпидемий», включающая ношение масок, инвестиции в технологии вентилирования лёгких, а также ясную и твёрдую политику в сфере оплачиваемых отпусков по болезни. «В настоящее время инвестиции и планирование очень важны для обеспечения более нормальной жизни в будущем».

Люди и вирусы кружатся в постоянном, по большей части невидимом, танце возникновения инфекции, выздоровления и выработки иммунитета. Мы заболеваем, поправляемся и при некоторых заболеваниях обретаем защиту от повторного инфицирования в течение определённого периода времени. Повышаясь и падая, человеческий иммунитет способен формировать уровни распространения заболеваний в нашей популяции.

Некоторые вирусные инфекции могут не только вернуться к прежней норме, но и обрушиться на нас, как цунами.

Рэйчел Бейкер (Rachel Baker), специалист по моделированию заболеваний в Принстонском университете (Princeton University), изучает сезонную динамику респираторно-синцитиального вируса (РСВ), инфицирование которым у большинства людей проявляется как обычная простуда, но у маленьких детей может вызывать опасные заболевания. Исследователи заметили, что в некоторых местах, например в северной Миннесоте, уровень инфицирования сильно варьирует из-за приливов-отливов иммунитета. Если в какой-то год происходит необычно мощная вспышка РСВ, то в следующем году она меньше, потому что у большинства населения выработался иммунитет. «Этот цикл, — подчёркивает Бейкер, — постоянно повторяется».

Бейкер — одна из соавторов статьи, объясняющей, как иммунные пики и спады могут сказаться на нашем здоровье, когда мы справимся с COVID-19. Эта статья опубликована в «Трудах Национальной академии наук» (Proceedings of the National Academy of Sciences, PNAS).

Используя модели, созданные в Соединённых Штатах для изучения РСВ и сезонного гриппа, Бейкер и её сотрудники стремились выяснить, как ограничение трансмиссии вирусов может повлиять на пул восприимчивых людей. Согласно исходному предположению исследователей, поскольку люди, которых обычно инфицируют респираторные вирусы, остались неинфицированными (ибо маски могут останавливать многие вирусы, а не один лишь вирус COVID-19), то население, восприимчивое к инфекциям, по мере ослабления иммунитета будет расти.

Однако кое-что из установленного в ходе модельных исследований оказалось удивительным. Согласно моделям, даже шесть месяцев 20-процентного снижения трансмиссии (указанный процент соответствует консервативной оценке) после отмены ограничений ведут к вспышке РСВ. Причём даже в тех случаях, когда ограничение трансмиссии имеет место летом, осенью или весной, то есть тогда, когда обычно РСВ распространяется слабо или вообще не распространяется.

Кроме того, модели говорят о том, что после того, как люди перестанут соблюдать социальную дистанцию и носить маски, заболеваемость гриппом может резко возрасти. С точки зрения данной группы исследователей, аналогичные паттерны могут характеризовать поведение и других респираторных вирусов, к атакам которых тоже возникает лишь временный иммунитет. «Система общественного здравоохранения должна учитывать это», — говорит Бейкер.

Увеличение числа людей, восприимчивых к инфекциям, — далеко не единственный фактор, влияющий на время и размер вспышек, предостерегает профессор биологии Университета Эмори (Emory University) Катя Кёлле (Katia Koelle), специалист по вирусной динамике. В частности, грипп в ходе постоянного взаимодействия с нашей иммунной системой видоизменяется, создавая новые формы, которые она не распознаёт. Эти трудно предсказуемые сдвиги, как правило, больше влияют на продолжительность сезонов гриппа, чем иммунитет.

И всё же, по мнению Кёлле, весьма вероятно, что после периода пониженной трансмиссии мы столкнёмся с более мощными вспышками вирусных заболеваний. «В качественном плане, нам следует ожидать, что циркуляция [вирусов] пойдёт на более высоких уровнях».

И когда же, справившись с COVID, мы можем подвергнуться этому вирусному нападению?

«Это не обязательно должно случиться в текущем году», — говорит Бейкер. Согласно её моделям, если люди, после того как вакцина против COVID-19 станет широко доступной, снова начнут собираться безо всяких ограничений весной или летом, эта мощная волна захлестнёт нас в начале 2022 года.

То, что, по прогнозу, следующий зимний вирусный сезон окажется более тяжёлым, чем обычно, весьма напрягает — особенно после всплеска COVID, случившегося этой зимой. Однако, утверждают учёные, можно хорошо подготовиться.

Важную роль сыграет вакцинация — от COVID-19 и других вирусных инфекций. Против РСВ вакцины нет, зато есть против гриппа. «В следующем году сделать прививку от гриппа будет важнее, чем в этом», — говорит Кёлле. Особенно это касается детей, ибо в детской среде вирусы распространяются быстрее и легче.

Во время пандемии уровень вакцинации детей снизился; в июле Всемирная организация здравоохранения и ЮНИСЕФ предупредили, что эта тенденция создаёт почву для вспышек таких предотвратимых болезней, как корь. Например, в Мичигане, по данным исследователей, в первые месяцы пандемии количество применяемых для детских прививок вакцин, если не считать вакцину от гриппа, снизилось по сравнению с предыдущими годами на 21,5%; в мае 2020 года из общего числа пятимесячных младенцев было своевременно привито менее половины. Из-за пандемии получила широкое распространение отмена плановых визитов к врачам здоровых детей, при этом очень часто новые даты не назначались.

Восстановление утраченных позиций будет иметь решающее значение для исключения резких обострений эпидемиологической обстановки после пандемии. Прошлым летом в Нью-Йорке руководство органов здравоохранения обязало педиатров улучшить ситуацию с прививками; по сообщениям официальных лиц, в июле 2020 года цифры вакцинации удалось поднять, но не до уровня, предшествующего пандемии.

В более долгосрочной перспективе органы здравоохранения могут контролировать уровень иммунитета посредством регулярного сбора образцов крови в масштабах всего государства и её анализа на наличие антител против ключевых вирусов, говорит Майкл Мина (Michael Mina), профессор эпидемиологии Гарвардской школы общественного здравоохранения (Harvard School of Public Health) и врач бостонского Центра женского здоровья имени Бригама (Brigham and Women’s Hospital). Тесты позволят определять, когда коллективный иммунитет против того или иного вируса ослабевает, а риск крупной инфекционной вспышки увеличивается.

Имея информацию о том, какое количество людей в популяции не обладает иммунитетом к данному вирусу, органы здравоохранения способны предотвратить крупную вспышку инфекции, усиливая вакцинацию и другие профилактические меры.

В конечном итоге, говорит Мина, представители общественности, чтобы принимать решения, смогут использовать информацию из этой сети мониторинга. Вместо того чтобы руководствоваться туманными сведениями о происходящем в школе, родители смогут заходить через приложение в общедоступную базу данных и получать точную информацию о вирусных угрозах — например, о вспышке, вызванной не представляющим серьёзной опасности риновирусом или гораздо более опасным РСВ. Действие этого проекта, которому Мина и его команда дали название «Глобальная иммунологическая обсерватория», исследователи хотят продемонстрировать пока лишь в рамках США, исследуя COVID-19 с помощью собранных в прошлом году образцов плазмы.

Кроме того, не исключено, что опыт борьбы с пандемией существенно повлиял на наше поведение и оно резко изменилось к лучшему. Быть может, технологии эпохи пандемии, позволяющие эффективно отслеживать контакты и контролировать вирусные вспышки, не будут сразу же забыты. Быть может, когда РСВ снова заявит о себе в школах и детских садах, органы здравоохранения смогут остановить его распространение, прежде чем оно выйдет из-под контроля. Быть может, культурные сдвиги, вызванные пандемией, сохранятся — как ношение масок во время болезни, ставшее весьма распространённым в Азии после вспышки SARS, или как использование в местах общественного водоснабжения одноразовых бумажных стаканчиков вместо общих стаканов после гриппа 1918 года.

«Я надеюсь, что наше отношение к риску трансмиссии заболеваний в таких видах среды пребывания людей, как салоны самолётов, школьные здания, рабочие места [и] медицинские учреждения длительного ухода за пациентами, стало более серьёзным», — говорит Скарпино. Эти виды среды пребывания «необходимо оборудовать инструментами, позволяющими быстро определить, что представляет собой вспышка респираторного заболевания — COVID-19 или менее опасный патоген, — и принять соответствующие меры».

По мнению исследователей, чтобы успешно бороться с инфекциями, очень важно понимать, что нынешняя пандемия влияет на другие вирусы. Быть может, нам удастся использовать опыт борьбы с COVID-19 как факел, вместо того чтобы продвигаться вперёд в темноте.

Источник: 22century.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.